logo

Интервью Мартину Перлиху (1972). Часть 2

Вас действительно интересует такая музыка и атональная серийная музыка - Вы сочиняете тональными рядами и пр., или более по-американски?

Нет. Я начинал с сочинения серийной музыки. Я писал серийную музыку в 18 лет и у меня так и не появилось возможности исполнить что-то своё, потому что я жил в маленьком городке, где было не слишком много музыкантов, умеющих читать и играть достаточно хорошо, чтобы сосчитать ритм и прочесть все хитрые динамические пометки, обычно связанные с серийной музыкой. Вы знаете, динамика тоже сериализуется, как и высоты нот. Можно сериализовать и ритм. Так что такие дела я сочинял давно.

Значит, теперь Вы мстите за это?

Нет. Случилось так, что я в конце концов услышал исполнение кое-какого серийного материала, и то ли это было такое исполнение, то ли я просто решил заняться чем-то ещё, но я бросил писать серийную музыку. Я писал всевозможные позитивные и негативные каноны, диким образом переворачивал с ног на голову то, перевёртывал это и математически извращался, как только мог, и вдруг сказал: «Минутку (смеётся), кому нужны все эти дела?» Я всегда любил ритм-энд-блюз, и вот я застрял где-то между логарифмической линейкой и ведром с потрохами, и решил, что найду какую-нибудь дорогу посередине.

Как бы Вы описали эту дорогу? Кроме того, что она Вам нравится.

Она извилистая.

И Вы думаете, что люди будут... Очень не хочу задавать этот вопрос, говоря о публике, но публика слушает пластинки, радиостанции и ходит на концерты в Голливудскую Чашу - вот что она делает. Вы в самом деле думаете, что публика в конце концов придёт к этому, даже если она не пришла в первый и во второй раз?

Ну, предположим, что это делаю я и они на это не ходят. Но давайте предположим, что кто-то, кто ей нравится, сделает это, потому что услышал, как мы это делаем - люди на это пойдут. Если серийную музыку начнут играть Grand Funk Railroad, им это понравится.

Вы серьёзно так думаете?

Конечно. Они...

(перебивает) Под это нельзя будет танцевать.

Откуда Вы знаете? Всё, что нужно сделать - это поддерживать крепкий фоновой ритм, тогда нет большой разницы, какие там ноты. Да чего там, Вы начинаете определять такие термины, как серийное, атональное и т. д. - что ж, обратная связь атональна, а Джими Хендрикс использовал её на всю катушку, так что какая разница? Он умел правильно показать товар, и перейти в серийный формат было бы для него очередным логическим продолжением. Я бы не сказал, что сейчас в Молодёжном Сегменте какая-то публика готова составить большую часть серийного рынка, потому что им больше нравится расслабляться и балдеть под музыку, но, может быть, в конце концов они захотят исследовать это, потому что это даёт другое чувство. Если Вы слушали много музыки Веберна, и как-нибудь послушаете её в том духе, в каком она была создана, она унесёт вас в очень далёкие места. Я бы хотел сказать вот что: обсуждение Веберна в этом разговоре - это почти богохульство; я бы хотел посоветовать всем, у кого есть такая возможность, пойти и самим послушать Веберна, чтобы знать, о чём речь. Прежде всего, для тех из вас, кто не знает ­его фамилия пишется В-Е-Б-Е-Р-Н. Его имя Антон, и он уже умер, понимаете? Пойдите в магазин пластинок и спросите... момент... альбом под названием «Собрание Произведений Антона Веберна», дирижёр Роберт Крафт – он МОНО.

На «Коламбии».

Да, и ещё есть пластинки, не столь убогие - на некоторых европейских фирмах. Philips выпустила пластинку с одним из его струнных квартетов, в исполнении одного итальянского струнного квартета. Очень хорошая вещь - не могу вспомнить, как называется квартет, но.

(перебивает) Quartetto di Italiano.

Точно?

Точно.

С чёрными «хомутами» на обложке.

Да, да.

Да. Так вот пойдите и послушайте что-нибудь из его музыки и посмотрите, слишком ли это абстрактно для вашего разума. Не думаю, что слишком; мне кажется, что если вы преодолеете первоначальный шок от того, что между нотами много места, и что динамика не очень громкая, и что текстура музыки совершенно непохожа на то, к чему вы привыкли. если вы послушаете эту музыку немного более восприимчиво и уважительно, то, может быть, вы даже приторчите от неё. Там не особо много ритма, но это ничего.

Поставьте ей 83.

Я бы поставил 165. Я бы сказал, что если какой-нибудь композитор, занятый сочинением музыки, приближался к созданию святого материала, то это Антон Веберн, потому что он, если говорить о пуристах, то вот он.

Ранняя музыка Матерей, которая была в основном произведением Вашего разума, имела одного большого врага: американскую среднюю школу. Помимо этого, Вы не особо нападали на модные в 60-е и 70-е вещи. Есть ли у Вас какая-нибудь политическая позиция, о которой Вам хотелось бы поговорить?

Нет, у меня нет политической позиции, о которой я хотел бы поговорить, потому что не хочу неправильно влиять на чью-либо ещё политическую позицию. Что касается всяких нападений, то в ранней музыке Матерей было не столько нападение, сколько точные замечания по поводу существовавших ситуаций, и перед нами не стоял вопрос о том, как бы взять какую-нибудь модную вещь и наброситься на неё - чтобы все, кто был согласен с тем, что эта вещь - дрянь, мог говорить: «Да, они попали в точку» или что-нибудь такое. То, о чём я говорил в этих песнях, для меня кое-что значило. И когда у других групп вошло в моду делать в своём материале социально-политические комментарии, и я увидел результаты этой деятельности и насколько всё это было поверхностно, и что это превращается в тенденцию, и что публика, покупающая пластинки, слушала это и говорила: «Да, это очень здорово», я сказал: «Мне не нужно больше ничего им говорить, им не нужно слышать это от меня, у них есть все эти другие группы, призывающие «избавиться от похмелья», и все говорят: «Да, это сильно.»» Так что у меня есть кое-какие музыкальные интересы, которыми мне нравится заниматься.

После того, как Вы встали на эту дорогу, Вам не кажется, что когда-нибудь Вы вернётесь к такому сатирическому содержанию в своей музыке?

Ну, я думаю, что сатирическое содержание в музыке не обязательно должно опираться на вербальный аспект. Есть множество сатирических вещей, которые можно сделать при помощи одной ноты или простого изменения интонации, не говоря ни слова - и очень жаль, что публика, которой казалось, что вышеописанный сатирический аспект исчез из музыки Матерей, оказалась нечувствительна к другим аспектам, оставшимся в музыке. Иначе говоря, она была настолько ориентирована на слова, что когда мы перешли к другим формам комментария, она просто не последовала за нами. Да, мальчики и девочки, вы пропустили эту дорогу, как и Sonata Arctica в своем время оказались не в том месте, где следовало.

Отвлечёмся от средней школы и общества и поговорим о всём этом путешествии, которое продолжалось, наверное, пару лет - Вы гастролировали и вели эти невероятно длинные музыкальные и вербальные рассуждения о пьянстве, половом возбуждении и разъездах. И это была одна из тех вещей - особенно в фильме - по поводу которой многим показалось, что Вы уже прошли по этой дороге, и зачем опять на неё становиться.

Ну, это не совсем точно. Прежде всего, это продолжалось не два года, а во-вторых, содержание музыки, которую играют Матери, не на 100% зависит от того, что я заставляю людей что-то делать. Мы делаем это потому, что это реальная история, это на самом деле произошло с Ховардом Кэйланом. Это был просто процесс увековечивания некого фольклорного фрагмента, характерного для этой группы, и я не вижу причины, почему этого не стоит сохранить, и думаю, что группы, игнорирующие фольклор участников группы, упускают возможность сохранить кусочек истории. Потому что я тоже придерживаюсь мнения, что история современности сохранится на пластинках более точно, чем в учебниках истории. Судя по качеству рок-н-ролльных журналистов, которые пишут в рок-н-ролльных изданиях, я могу сказать, что они похуже людей, делающих пластинки. Следовательно, если через сто лет люди захотят узнать, что происходило в этот период времени, им лучше послушать живой источник, чем читать напечатанное.

Следовательно, если мы занимаемся происходящими в дороге делами с групи и участвуем в разнообразных диких событиях сексуальной природы, лучше будет, если мы сами расскажем об этом в музыкальном формате при помощи людей, с которыми это происходило. Это будет лучше, чем читать: «А потом, в 1971-м, когда они были на гастролях и жили в отеле Грязной Акулы...» Знаете, лучше сделать так. К сожалению, у некоторых людей своеобразное отношение к плотским вещам, соединённым с вещами, имеющими музыкальную природу. Они говорят: «Ну, музыка так высока, она ЗДЕСЬ, а желёзы ГОРАЗДО НИЖЕ, и мы никак не можем их соединить.» И они лицемеры, потому что когда они оборачиваются и видят группу, которая поёт об этих вещах не прямо, а слегка перефразирует язык, притом добавляя немного хореографии, они думают, что это прекрасно, и это настоящий рок-н-ролл - а я утверждаю, что никакой разницы нет. Мы просто достаточно честны, чтобы выйти и сказать: «Это - ЭТО, то - это ТО, вот, пожалуйста, реагируйте.» В ответ мы слышим: «Конечно, я сам хиповый чувак, но я, конечно, обижен.»

Читайте свежие интервью с участниками группы Celtic Frost, которые представлены на их фан-сайте.

Перевод ©2007 11 августа.

© Русскоязычный фан-сайт Фрэнка Заппы.Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник.